2023. — Т 11. — №2 - перейти к содержанию номера...

Постоянный адрес этой страницы - https://mir-nauki.com/36psmn223.html

DOI: 10.15862/36PSMN223 (https://doi.org/10.15862/36PSMN223)

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 427 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Агишева, А. А. Эмоциональное, физическое и сексуальное насилие и их роль в организации картины тревожности у женщин / А. А. Агишева // Мир науки. Педагогика и психология. — 2023. — Т 11. — №2. — URL: https://mir-nauki.com/PDF/36PSMN223.pdf. — DOI: 10.15862/36PSMN223. (дата обращения: 03.03.2024).


Эмоциональное, физическое и сексуальное насилие и их роль в организации картины тревожности у женщин

Агишева Анастасия Андреевна
ФГБУН «Институт психологии Российской академии наук», Москва, Россия
Аспирант 3 года обучения, младший научный сотрудник лаборатории психологии
развития субъекта в нормальных и посттравматических состояниях
E-mail: anastasya_ozornina@mail.ru
РИНЦ: https://www.elibrary.ru/author_profile.asp?id=1183930

Аннотация. В статье представлены результаты исследования роли психотравматизации женщин вследствие разных типов насильственного воздействия в формировании специфической картины тревожности. Исследование основано на предположении о том, что течение посттравматического стресса у женщин, в истории жизни которых присутствует опыт эмоционального, физического, сексуального насилия или их комбинаций, сопровождается различными проявлениями тревожности, специфичными для каждого типа насилия. С целью проверки гипотезы использовались следующие методики: «Опросник травматических ситуаций (LEC-5)»; «Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности»; «Я-структурный тест Аммона»; «Тематический апперцептивный тест»; сквозное анамнестическое интервью. В исследовании приняли участие 74 женщины в возрасте от 20 до 59 лет, (med = 30). Набор данных проводился в период с мая 2021 г. по сентябрь 2022 г. в рамках диссертационного исследования. Показано, что респонденты, пережившие эмоциональное, физическое, сексуальное насилие и оценивающие его как наиболее травматичное событие в индивидуальном опыте, имеют более высокий уровень посттравматического стресса, чем респонденты, в картине психотравматизации которых отсутствуют эпизоды насилия. Участники исследования, имеющие в течение жизни контакт со стрессорами, относящимися к насилию разного типа, включая вынужденное свидетельство физического насилия, помимо более высокого уровня посттравматического стресса имеют статистически более высокий уровень неосознаваемой тревожности. Индивидуальная интерпретация какого-либо типа насилия как наиболее травматичного события за всю историю жизни или же девальвация степени его деструктивного воздействия по каким-либо причинам не играют статистически значимой роли в общей картине психотравматизации личности и в формировании специфического профиля тревожности. Отягощение анамнеза с сексуальным и (или) физическим насилием дополнительным эмоциональным насилием сопровождается повышением уровня неосознаваемой тревожности. Деструктивная тревога выше у женщин, в опыте которых помимо физического насилия присутствует сексуальное насилие.

Ключевые слова: насилие; посттравматический стресс; тревожность; эмоциональное насилие; физическое насилие; сексуальное насилие; травматическое событие

 

Скачать

Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

ISSN 2658-6282 (Online)

Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

Добавить комментарий